Обучение бизнесу. Помощь предпринимателю
Главная » Банковский вклад

Договор банковского вклада считается заключенным



425. С какого момента договор банковского вклада считается прекращенным?

"По смыслу п. 1 ст. 859 ГК договор банковского счета (а в силу п. 3 ст. 834 - и договор банковского вклада) прекращается с момента получения банком письменного заявления клиента о расторжении договора, если более поздний срок не указан в заявлении" (см. постановления ФАС МО от 15.06.2001 N КГ-А40/2880-01, от 13.07.2001 N КГ-А40/1919-01-2, от 27.09.2001 N КГ-А40/5329-01, КГ-А40/5329-01-02, КГ-А40/5329-01-4, от 02.10.2001 N КГ-А40/5637-01, от 09.11.2001 N КГ-А40/6539-01, от 13.11.2001 N КГ-А40/6591-01, от 10.01.2002 N КГ-А40/7972-01, от 26.03.2002 N КГ-А40/1604-02-А, от 19.04.2002 N КГ-А40/2287-02-1,2, от 25.06.2002 N КГ-А40/3412-02-Д, от 18.07.2002 N КГ-А40/4562-02-2, от 24.07.2002 N КГ-А40/4562-02-5, от 31.07.2002 N КГ-А40/4979-02, от 27.08.2002 N КГ-А40/5153-02-3, от 26.02.2003 N КГ-А40/9113-02-Б, от 12.03.2003 N КГ-А40/997-03-Б, от 31.08.2004 N КГ-А40/7378-04).

Думается, что с таким разъяснением вряд ли возможно согласиться. Конечно, "к отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета (гл. 45). " (п. 3 ст. 834 ГК), но этому применению существует два предела: 1) правила гл. 44 ГК (специальные нормы о договоре банковского вклада) и 2) существо договора банковского вклада (там же). А существо договора банковского вклада, как мы помним, заключается в том числе и в том, что он относится к числу реальных договоров, т.е. считается заключенным не ранее, чем в момент фактического внесения вклада. Следовательно, до тех пор, пока вклад фактически внесен и не возвращен, договор банковского вклада должен считаться сохраняющим юридическую силу и действие. Само по себе получение заявления вкладчика о расторжении договора банковского вклада к такому расторжению привести не способно - для наступления такого эффекта необходим возврат вклада.

Кроме того, случаи, в которых вкладчик подает письменное заявление о расторжении договора банковского вклада, в практике встречаются весьма нечасто.

Требования о возврате вклада (полностью либо частями) - да, заявляются; они же вполне заменяют собою заявления о расторжении, ибо полная выдача банковского вклада означает автоматическое расторжение соответствующего договора, в том числе и в ситуации, когда специального письменного заявления именно о расторжении договора вкладчик не подавал. Выходит, что с какой точки зрения ни посмотри - позиция, предложенная ФАС МО, неверна: заявление о расторжении (без возврата вклада) никакого эффекта не имеет; возврат вклада означает автоматическое расторжение договора, безотносительно к тому, сделал ли вкладчик заявление о таком расторжении.

426. Как соотносятся нормы п. 1 ст. 836 ГК и ч. 2 ст. 36 Закона о банковской деятельности?

1. Согласно п. 1 ст. 836 ГК "договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме", причем письменная форма считается соблюденной, ". если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота". Иными словами, по ГК составление договора банковского вклада в форме единого документа, подписанного сторонами (вкладчиком и банком), является не единственным возможным способом оформления договора.

В то же время ч. 2 ст. 36 Закона о банковской деятельности устанавливает, что "привлечение средств во вклады оформляется договором в письменной форме в двух экземплярах, один из которых выдается вкладчику", не предусматривая никаких "суррогатов", которые могли бы заменить собою соблюдение этого требования. Иными словами, по указанному Закону составление договора банковского вклада в форме единого документа, подписанного сторонами (вкладчиком и банком), является единственным возможным способом оформления такого договора.

Закономерен вопрос: как соотносятся данные нормы? Столкнувшийся с этим вопросом, ФАС МО (см. постановление от 20.10.2003 N КГ-А40/7933-03) отдал приоритет норме ГК, а именно признал наличествующим договор банковского вклада в отсутствие оформляющего его единого документа, подписанного сторонами, руководствуясь банковскими выписками, свидетельствующими об открытии банком на имя вкладчика лицевого счета по учету вклада, а также об операциях по этому счету. Аналогичная позиция представлена в постановлении ФАС МО от 29.08.2006 N КГ-А40/8112-06, где в дополнение к банковским выпискам по счету суд указал на приходные кассовые ордера, подтверждающих внесение вкладчиком денежных средств в банковскую кассу*(315). Какого-либо объяснения своего выбора в пользу ГК арбитражный суд не представил.

2. Думается, что в обсуждаемом вопросе суд занял вполне правильную позицию. Согласно п. 2 ст. 3 ГК гражданско-правовые нормы федеральных законов должны обладать (среди прочих своих качеств) таким, как их соответствие нормам ГК. Основой такого взгляда является не какая-то особая юридическая сила ГК, а сами свойства этого акта, вытекающие из его кодифицированного характера. Любой подход, допускающий изменение или отмену норм ГК нормами иных федеральных законов, оставляет без ответа вопрос о самом смысле существования кодифицированного акта: зачем принимать Кодекс, в действительности не имеющий ни авторитета, ни общего значения? Одна же из основных идей, лежащих в основании всякой кодификации, как известно, как раз и состоит в том, чтобы сосредоточить в рамках единого нормативного акта регулирование, общее для всего остального гражданского законодательства. Руководствуясь этими соображениями, нельзя допустить, чтобы в рассматриваемом нами вопросе Закон о банковской деятельности сужал содержание нормы ГК. Это, так сказать, формальная сторона вопроса.

Не усматриваем мы и достаточных содержательных оснований к такому сужению. Практика наглядно свидетельствует о том, что заключение договоров банковского вклада вполне возможно и абсолютно естественно и без оформления договора в виде единого документа "в письменной форме в двух экземплярах". Практика учреждений системы бывшего Сберегательного банка СССР (прежде - Государственных трудовых сберегательных касс СССР) вовсе не знала случаев, когда договор банковского вклада оформлялся бы подобным образом. Фактическим обстоятельством, всегда и неизменно свидетельствующим о наличии договора банковского вклада, служила выдача банком вкладчику сберегательной книжки или иного аналогичного документа (первоначально - вкладного или депозитного билета, позднее - сберегательного или депозитного сертификата). Никакой надобности изменять эту практику в настоящее время нет, ибо договор банковского вклада носит односторонне-обязывающий характер. Вкладчику - управомоченной стороне - действительно необходимо иметь на руках документ о собственных правах (обязанностях банка), выданный контрагентом (банком-должником); но для чего банку мог бы понадобиться документ, подписанный вкладчиком, объяснить достаточной сложно. Разумеется, мы не имеем в виду такого документа, как карточки с образцами подписи и оттиска печати вкладчика, - таковой действительно необходим. Но он выполняет функции технического свойства и нужен, как ни странно, тоже не столько банку (ему-то, по большому счету, все равно, кому именно выдать вклад и по чьему распоряжению выполнять иные с ним связанные операции), сколько вкладчику, которому, ясное дело, совсем не безразлично, кто распорядится его вкладом. Если в дополнение к сказанному напомнить еще и о том, что договор банковского вклада носит реальный характер и, следовательно, не может считаться заключенным, если вклад реально не внесен, станет ясно, что в каком-либо оформлении факта заключения договора банковского вклада со стороны вкладчика просто не существует необходимости.

В сфере отношений с участием граждан эта аргументация дополняется еще и соображением о публичном характере такого договора. Это означает, что такой договор должен заключаться на единообразных условиях со всяким и каждым обратившимся; ясно, что такие условия вполне достаточно вывесить в публично доступном месте (например, в самом помещении банка на информационном стенде); таким образом, заключение договора банковского вклада теоретически может быть оформлено обыкновенным кассовым или бухгалтерским документом банка, свидетельствующим о принятии от контрагента вклада определенного вида в определенной сумме и валюте.

Реклама

Договор банковского вклада, как и всякий иной гражданско-правовой договор, может считаться заключенным лишь в том случае, когда между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК). Кроме того, учитывая реальный характер договора банковского вклада, он считается заключенным с момента внесения суммы вклада в банк (п. 2 ст. 433 ГК).

Существенные условия договора

В современной юридической литературе можно встретить разные подходы к определению круга существенных условий договора банковского вклада. Так, А.Е. Шерстобитов пишет: "Единственным существенным условием договора банковского вклада является предмет. Данный договор всегда возмезден, т.е. ни при каких обстоятельствах не может быть беспроцентным. Однако отсутствие соглашения о размере процентов не делает его незаключенным. При отсутствии в договоре условия о размере выплачиваемых процентов банк обязан выплачивать проценты в размере, определяемом в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК" <*>.

<*> Шерстобитов А.Е. Указ. соч. С. 268.

Похожую позицию занимает Н.Ю. Рассказова, которая утверждает следующее: "К существенным в договоре банковского вклада относится только условие о сумме вклада, а для вкладов в банки, имеющие право осуществлять операции с иностранной валютой, - также условие о валюте вклада (ст. 140 ГК). Все остальные условия договора являются обычными" <*>.

<*> Рассказова Н.Ю. Указ. соч. С. 570.

Совершенно иной подход к определению круга существенных условий договора банковского вклада демонстрирует Л.Г. Ефимова, которая относит к существенным условиям этого договора, например, условия о сроке и о процентах по вкладу. "Срок, - пишет она, - является существенным условием договора банковского вклада. Однако в одних договорах срок возврата банковского вклада может быть определен путем указания на конкретную дату, период времени или событие, которое обязательно должно наступить. В других договорах срок исполнения обязанности банка определяется моментом востребования" <*>. Правда, рассуждения Л.Г. Ефимовой о существенном характере условия о процентах не кажутся столь же четкими и определенными: "Учитывая возмездный характер договора банковского вклада, обязанность банка платить вкладчику проценты является его существенным условием. Однако отсутствие этого условия в конкретном договоре не приводит к его недействительности" <**>.

<*> Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 256.

<**> Там же. С. 257.

Видимо, речь должна вестись об условии договора (как о существенном условии) о размере процентов и порядке их уплаты, поскольку "обязанность банка платить вкладчику проценты" предусмотрена ст. 834 ГК и входит в содержание обязательства банка по договору банковского вклада. Кроме того, отсутствие в договоре банковского вклада условия о процентах может послужить основанием (при определенных условиях) для признания указанного договора незаключенным, но никак не недействительным.

Что же касается определения круга существенных условий договора банковского вклада, то мнение Л.Г. Ефимовой о том, что в этот круг входят условия договора о сроке и о процентах, представляется совершенно правильным.

Если отталкиваться в своих рассуждениях от легального понятия существенных условий договора: условия о предмете; условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида; условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (п. 1 ст. 432 ГК), то круг существенных условий договора банковского вклада окажется гораздо более широким, нежели это пытаются себе представить отдельные авторы. Если под предметом договора банковского вклада понимать действия обязанной стороны, т.е. действия банка по выдаче вкладчику суммы вклада и выплате процентов на нее (а его так и следует понимать), то к условиям, определяющим предмет этого договора (а стало быть, к существенным условиям договора банковского вклада), должны быть отнесены не только условия о сумме вклада, порядке его выдачи вкладчику (всей суммы вклада или по частям, путем выдачи наличных денег или перечисления безналичных денежных средств на счет вкладчика и т.п.) и виде вклада (вклад до востребования, срочный вклад, вклад на определенных условиях возврата), но и условия о размере, порядке начисления и выплаты процентов на сумму вклада.

Рассуждения о том, что отсутствие в договоре банковского вклада условий, касающихся размера и порядка выплаты процентов, не влечет признание договора незаключенным и по этой причине указанные условия не могут быть признаны существенными, а должны быть отнесены к обычным условиям договора, не могут быть приняты во внимание. Приведенные высказывания основаны на том, что в гл. 44 ГК имеются диспозитивные нормы, позволяющие определить (на случай отсутствия соответствующих условий в тексте договора) как размер процентов на сумму вклада, так и порядок их начисления и выплаты.

Вместе с тем согласно п. 4 ст. 421 ГК в случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней; при отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Таким образом, в договорном праве наличие в законодательстве диспозитивной нормы, определяющей существенное условие договора (например, по признаку относимости этого условия к предмету соответствующего договора), никак не влияет на существенный характер этого условия, а позволяет его определить (с молчаливого согласия сторон при заключении договора) при отсутствии данного условия в тексте договора. В этом случае договор не будет признан судом незаключенным не потому, что отсутствующее в его тексте условие не является существенным условием для данного договора, а в силу того что в этом договоре (понимаемом как обязательство, а не как текст, документ) наличествует необходимое существенное условие, определенное диспозитивной нормой.

Ведь можно представить себе ситуацию, когда стороны, заключая договор, решили установить условие, отличное от предусмотренного диспозитивной нормой, но не сумели договориться относительно содержания или редакции соответствующего условия. В подобном случае данное условие договора не может считаться определенным диспозитивной нормой, и, если оно является существенным, договор будет признан незаключенным.

Применительно к отдельным видам договора банковского вклада в законодательстве определены отдельные существенные условия договора (в том числе и не относящиеся к предмету договора) как существенные или необходимые для договоров данного вида. Например, в соответствии с п. 1 ст. 842 ГК в договоре банковского вклада в пользу третьего лица существенным условием является указание имени гражданина или наименования юридического лица, в пользу которого вносится вклад.

В договоре банковского вклада с гражданином, оформленным путем выдачи сберегательной книжки, существенными условиями признаются наименование и место нахождения банка, а если вклад внесен в филиал, также его соответствующего филиала; номер счета вкладчика (п. 1 ст. 843 ГК).

Для договора банковского вклада с гражданином, удостоверенного выдачей именной сберегательной книжки, существенным условием признается условие, содержащее информацию об участии банка в системе страхования вкладов, о порядке и размерах получения возмещения по вкладам (п. 3 ст. 6 Закона о страховании вкладов).

Справедливости ради необходимо отметить, что, как свидетельствует судебно-арбитражная практика, проблемы, связанные с определением круга существенных условий договора банковского вклада (как и иных договоров, используемых в банковской деятельности), на сегодняшний день не являются актуальными. Банки, действуя профессионально, используют в своей деятельности разрабатываемые ими стандартные формы договоров, которые, как правило, включают все существенные условия соответствующих договоров.

Форма договора

Требования, предъявляемые к форме договора банковского вклада, содержатся не только в ГК, но и в Законе о банках и банковской деятельности.

В соответствии со ст. 836 ГК договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. Несоблюдение названных требований влечет недействительность (ничтожность) договора банковского вклада.

Согласно ст. 36 Закона о банках и банковской деятельности привлечение средств во вклады оформляется договором в письменной форме в двух экземплярах, один из которых выдается вкладчику.

Появление приведенной нормы в Законе РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" (имеется в виду редакция этого закона от 3 февраля 1992 г.) объясняется необходимостью исключить действия банков, ущемляющие интересы вкладчиков, которые имели место ранее, поскольку действовавшее в тот период законодательство "давало возможность банкам принимать денежные средства клиентов во вклады, не заключая с ними договора в письменной форме. Нередко прием денежных средств во вклады оформлялся распиской о получении денежных средств или приходным ордером, подписанными (зачастую не уполномоченными на то) банковскими работниками, в которых отсутствовала основная информация об условиях банковского вклада" <*>.

<*> Аникина Е.Б. Указ. соч. С. 538.

Однако объяснение цели, ради которой в свое время приведенная норма вводилась в банковское законодательство, не снижает актуальности проблемы коллизии действующих на сегодня разных законоположений о форме договора банковского вклада. Данная проблема нашла отражение в юридической литературе.

Например, Д.А. Медведев пишет: "В ст. 36 Закона о банках установлено более жесткое правило (по сравнению со ст. 836 ГК. - В.В.) в отношении вкладов граждан: "привлечение денежных средств во вклады оформляется договором в письменной форме, один из которых выдается вкладчику". Такое решение не вполне адекватно сложившейся практике, а главное, ухудшает положение гражданина. Вкладчик будет иметь книжку или сертификат, которые доказывают наличие у него депозита, но при отсутствии единого документа, подписанного сторонами, могут наступить последствия, установленные ст. 162 ГК" <*>.

<*> Медведев Д.А. Указ. соч. С. 519.

Видимо, испытывая те же опасения в связи с коллизией норм, содержащихся в ГК (ст. 836) и в Законе о банках и банковской деятельности (ст. 36), А.А. Вишневский видит выход в том, что "нормы ГК в данном случае должны превалировать как в силу прямого указания ст. 3 ГК РФ, установившей приоритет норм Кодекса над нормами гражданского законодательства, содержащимися в других законах, так и в силу того что ГК РФ был принят позднее" <*>.

<*> Вишневский А.А. Банковское право: Краткий курс лекций. 2-е изд. перераб. и доп. М. 2004. С. 88.

Некоторые авторы видят решение отмеченной коллизионной проблемы в том, что в рамках общего требования письменной формы договор банковского вклада может быть оформлен любым из способов, предусмотренных как ст. 836 ГК, так и ст. 36 Закона о банках и банковской деятельности. Так, Л.Г. Ефимова пишет: "В соответствии со ст. 836 ГК РФ договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Это необходимо, прежде всего, для согласования условий банковского вклада. Договор может быть оформлен путем составления единого документа в двух экземплярах, один из которых выдается вкладчику (ст. 36 Закона о банках), а также другими способами, перечисленными в ст. 434 ГК РФ. Кроме того, договор банковского вклада может быть заключен путем выдачи клиенту сберегательной книжки, сберегательного или депозитного сертификата либо иного документа, отвечающего требованиям законодательства, банковских правил и обычаев делового оборота" <*>.

<*> Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 256.

С аналогичных позиций, но несколько определеннее высказывается Н.Ю. Рассказова: "Договор банковского вклада с гражданином, как правило, оформляется выдачей вкладчику сберегательной книжки (п. 1 ст. 843 ГК). Иной способ заключения договора должен быть специально согласован сторонами. Они могут договориться либо об оформлении договора выдачей сертификата (ст. 844 ГК), либо о заключении его обычным способом, предусмотренным ст. 434 ГК. В последнем случае договор может быть заключен только путем подписания единого документа. Это объясняется тем, что в силу ст. 36 Закона о банках договор с вкладчиком-гражданином должен оформляться в двух экземплярах с передачей одного из них вкладчику" <*>. Похожее мнение высказывалось и другими авторами <**>.

<*> Рассказова Н.Ю. Указ. соч. С. 574.

<**> См. например: Павлодский Е.А. Указ. соч. С. 42; Аникина Е.Б. Указ. соч. С. 538 - 539.

Представляется, однако, что в современной юридической литературе несколько преувеличивается значение нормы, содержащейся в ст. 36 Закона о банках и банковской деятельности. Нам уже приходилось отмечать, что указанный Закон относится к сфере публично-правового регулирования деятельности банков и иных кредитных организаций, поэтому содержащиеся в нем законоположения направлены прежде всего на формулирование требований, предъявляемых к кредитным организациям (но не к их клиентам), и не предназначены к регулированию частно-правовых отношений, складывающихся между банками и иными участниками имущественного оборота. Рассматриваемая проблема коллизии ст. 836 ГК и ст. 36 Закона о банках и банковской деятельности лишь подтверждает этот общий вывод.

Положение, содержащееся в ст. 36 названного Закона, о том, что привлечение средств во вклады оформляется договором в письменной форме в двух экземплярах, один из которых выдается вкладчику, адресовано только банкам и в контексте всей нормы представляет собой лишь одно из требований, предъявляемых кредитным организациям, осуществляющим банковскую деятельность по привлечению денежных средств физических лиц во вклады. В этой же норме предусмотрены и иные требования, в частности о том, что: по вкладам должны выплачиваться доходы в виде процентов; вклад подлежит возврату вкладчику по его первому требованию; вклады принимаются только банками, имеющими такое право в соответствии с лицензией, выдаваемой Банком России; банки должны обеспечивать сохранность вкладов и своевременность исполнения своих обязательств перед вкладчиками; право привлечения во вклады денежных средств физических лиц предоставляется банкам, с даты государственной регистрации которых прошло не менее двух лет.

Как видим, указанные правила действительно представляют собой публично-правовые требования, предъявляемые к банкам, осуществляющим деятельность по привлечению во вклады денежных средств физических лиц. Они не содержат (и не могут содержать!) каких-либо требований к гражданам, являющимся вкладчиками банков, и тем более не рассчитаны на регулирование отношений (частноправовых по своей сути) между банками и вкладчиками по договорам банковского вклада.

Можно ли всерьез рассуждать о конкуренции между указанными публично-правовыми нормами и правилами, содержащимися в ГК, предназначение которых как раз и состоит в регулировании договора банковского вклада и, в частности (в нашем случае), формы этого договора?

Допуская такую возможность (заключение договора банковского вклада в форме единого документа), мы должны признать за каждым из многих тысяч вкладчиков банка право лично вести переговоры с руководителем банка в целях выработки условий конкретного договора банковского вклада. Кроме полной абсурдности подобной гипотетической ситуации она будет еще и противоправной, ведь договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (п. 2 ст. 834 ГК), условия которого в рамках одного вида вклада должны быть одинаковыми для всех вкладчиков (п. 2 ст. 426 ГК).

Интересная деталь: привлечение во вклады денежных средств юридических лиц действительно может оформляться путем заключения отдельного соглашения за подписью руководителей банка и организации-вкладчика. Однако указанные отношения не охватываются ст. 36 Закона о банках и банковской деятельности (видимо, по той причине, что в этом случае имеет место договор между профессиональными участниками имущественного оборота), что, кстати, лишний раз свидетельствует о публично-правовом характере норм, содержащихся в данной статье.

В связи с изложенным представляется, что требования к форме договора банковского вклада должны быть ограничены положениями ст. 836 ГК.

Существенные условия договора банковского вклада

Договор банковского вклада считается заключенным

Для сохранения и увеличения собственных средств, как юридических лиц, так и граждан существуют банковские вклады. Понятия «депозит» и «вклад» для банков равнозначны. Вклады подразделяются на:

  • рублевые,
  • валютные (операции производятся в какой-либо одной валюте),
  • мультивалютные (размещаются на одном счету несколько видов валют).

Также депозиты могут быть срочными или до востребования, пополняемыми, с капитализацией процентов.

Основные условия договора вклада

Существенные условия договора банковского вклада требуют внимательного изучения до подписания договора.

  • Договор вклада заключается в двух экземплярах в письменной форме: один остается в банке, второй выдается вкладчику. Договор также считается заключенным при оформлении вклада на сберегательную книжку, депозитный или сберегательный сертификат либо иной документ, предусмотренный законодательством для таких банковских операций.
  • Денежные средства являются предметом договора. Они могут быть в валюте, в рублях, в безналичной или наличной форме. Все это в обязательном порядке должно быть прописано в банковском договоре.
  • В договоре должен быть указан размер процентной ставки по вкладу, условия для начисления, а также выплаты процентов.
  • Пункт "Порядок и условия возврата вклада" содержит информацию о времени, на которое денежные средства размещаются.
  • Порядок расторжения регламентирует условия досрочного расторжения и последствия от такого расторжения. Как правило, при досрочном расторжении сумма процентов при выплате существенно меньше.
  • Дополнительные услуги банка по ведению операций с депозитом отражаются в пункте "Стоимость банковских услуг". К таким услугам относятся создание выписок, обработка платежных документов и другие.
  • В договоре за нарушение условий предусматривается ответственность сторон. Ответственность заключается в имущественном взыскании со стороны, которая нарушила условия договора.
  • Иные условия, соглашение по которым должно быть достигнуто между сторонами.

Если не прописаны существенные условия договора банковского вклада, то договор не будет иметь юридической силы. Все остальные условия по договору считаются дополнительными. Так, например, дополнительными условиями устанавливается минимальная сумма депозита, пополнение суммы вклада и другое.

Заключая договор банковского или депозитного вклада, внимательно ознакомьтесь с его условиями. Все пункты договора должны быть ясны и понятны.

Договор банковского вклада: понятие, порядок заключения

По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренном договором (п. 1 ст. 834 ч. 2 ГК РФ). Вклад - денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими и юридическими лицами в целях хранения и получения дохода, выплачиваемого в денежной форме в виде процентов.

Правовое регулирование договора осуществляется: главой 44 (ст. 834 - 844) Гражданского кодекса /*Ф1; Положением ЦБ РФ от 26 июня 1998 г. № 39-П «О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками, и отражение указанных операций по счетам бухгалтерского учета»2;

См. Собрание законодательства РФ. 1996. 29 января. № 5. С 410. См. Вестник Банка России 1998 №53-54,61.

Положением ЦБ РФ от 31 августа 1998 г. № 54-П «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)»; Письмом ЦБ РФ от 3 сентября 1998 г. № 199-Т «О мерах по защите вкладов населения в банках» и другими нормативными актами.

Договор банковского вклада является реальным, односторонне обязывающим, возмездным.

Сторонами договора выступают:

а) банк как кредитная организация, обладающая лицензией на право привлечения денежных средств во вклады. В случае осуществления вкладных операций в отсутствие лицензии вкладчик вправе потребовать немедленного досрочного возврата суммы вклада, а также уплаты процентов, предусмотренных п. I ст. 395 ч. 1 ГК РФ, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных ему убытков (если вкладчик - физическое лицо). Если вкладчик - юридическое лицо, то договор вклада признается недействительным по ст. 168 ч. 1 ГК РФ.1

б) вкладчик, в качестве которого может выступать как физическое, так и юридическое лицо. В первом случае договор вклада является публичным (п. 1 ст. 426 ч. 1 ГК РФ), в связи с чем банк не вправе отказать ему в приеме вклада при следующих условиях:

— согласно учредительным документам и лицензии банк имеет право на осуществление сберегательных операций;

— прием вклада не приведет к нарушению законодательства и обязательных экономических нормативов, установленных ЦБР;

- банк не приостановил дальнейший прием вкладов от населения по причинам экономического или иного характера;

- у банка имеются необходимые производственные и технические возможности для приема вклада;

- отсутствуют другие причины, лишающие банк возможности принять вклад.

При наличии данных обстоятельств и отказе банка принять денежные средства во вклад, вкладчик вправе обратиться в суд с иском о понуждении к заключению договора банковского вклада на условиях, предлагающихся другим вкладчикам в данной кредитной организации, а также взыскать убытки, вызванные таким отказом.

Договор банковского вклада, заключенный с юридическим лицом, не является публичным, и ограничения, установленные п. 3 ст. 426 ГК РФ на него не распространяются.

1 См Собрание законодательства РФ 1994 5 декабря №32 С 3301

Вкладчики свободны в выборе банка для размещения во вклады принадлежащих им денежных средств и могут иметь вклады в одном или нескольких банках (ст. 37 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» N° 17-ФЗ от 3 февраля 1996 г.)

Виды вкладов

Согласно п. 1 и п. 4 ст. 837 ГК РФ, договор банковского вклада заключается на условиях выдачи по первому требованию (вклад до востребования); либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).

Если вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо суммы вклада, внесенного на иных условиях возврата, - по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

Договор банковского вклада и отдельные правовые аспекты заключения депозитного договора 20.03.08

С каким банком заключить договор банковского вклада и кому доверить свои сбережения? Это вопрос, который затрагивает финансовое благополучие вкладчиков. А если учитывать тот факт, что банки достаточно часто стали трактовать и исполнять Законы РФ и Указания ЦБ по-своему усмотрению, и только в той части, которая их устраивает, то заключению договоров, в том числе и депозитных договоров, следует уделять особое внимание. А что мы знаем о договоре банковского вклада?

Договор банковского вклада (депозитный договор), это соглашение, в силу которого одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Так определение договора банковского вклада законодательно закреплено в статье 834 ГК РФ.

Договор банковского вклада (депозитный договор) не имеет строго регламентированной формы, но он должен быть оформлен в письменной форме с соблюдением определенных требований, предъявляемых Гражданским кодексом Российской Федерации к такого рода документам.

Так, несоблюдение письменной формы договора банковского вклада влечет недействительность такого договора, что установлено п.2 статьи 836 ГК РФ. Сегодня на рынке банковских услуг появилась новая разновидность вкладов – вклады, оформленные через банкоматы. На первый взгляд - на лицо технический прогресс во взаимоотношениях банк- клиент, расширение использования кредитной карты и банкомата, упрощение оформления вкладов, экономия времени. Но так ли все это хорошо и безопасно для клиента. Возьмем, например, новый вид вклада ТрансКредитБанка «Экспресс», оформляемый через банкомат. Письменная форма депозитного договора успешно заменена банком на квитанцию банкомата, которая содержит краткую информацию о сделке в виде нескольких параметров:
  • Даты совершения операции;
  • Названия вклада;
  • Даты размещения средств во вклад;
  • Срока действия вклада (количество дней нахождения средств во вкладе);
  • Процентной ставке по вкладу;
  • Сумме денежных средств, размещаемых во вклад;
  • Номера карты, со счета которой был произведен перевод денежных средств во клад
  • Идентификационный номер совершенной операции.

Никаких тебе письменных договоров, подписей и печатей, прав и обязанностей, подробных условий приема и выдачи средств и т.д. Зато у банка есть разработанные правила открытия банковских вкладов через банкомат, где все подробно объяснено, но ведь это тоже не письменный договор банковского вклада.

И что прикажете делать с такой квитанцией, если, не дай бог, у вкладчика появятся претензии к банку по вкладу. Так, например, на сегодняшний день закрыто по различным причинам 29 коммерческих банков, вкладчикам выплачены страховые возмещения в размере 100 процентов суммы вкладов в банке, не превышающей 100 тысяч рублей, плюс 90 процентов суммы вкладов в банке, превышающей 100 тысяч рублей, но не более 400 тысяч рублей. Те же вкладчики, которые получили от Агентства по страхованию вкладов возмещение не в полном объеме вклада, сохраняют право требовать от банка выплаты оставшейся части вклада в соответствии с действующим законодательством, т.е. обратившись в суд. А у вкладчика на руках только квитанция вместо депозитного договора. И если применить п.2 статьи 836 ГК РФ, то сделку с банком можно признать недействительной.

Примерная форма депозитного договора разработана и существует. Эту форму Центральный Банк РФ предложил коммерческим банкам еще 27.03.96 г. в своем письме N 25-1-322 «О методических рекомендациях по проверке депозитных операций». Образец можно посмотреть в приложении № 1.

В этом же письме ЦБ приводит наиболее распространенные нарушения при оформлении банками депозитных договоров, к которым относятся:
  • отсутствие печатей в договорах;
  • отсутствие в договорах номеров и дат (составления договора, приема и возврата вклада);
  • подписи в договорах лиц, не имеющих соответствующих полномочий (доверенности);
  • не указаны сроки возврата депозита и выплаты процентов;
  • неоговоренные исправления, существенно меняющие условия договора;
  • отсутствие данных о размере процентных ставок в случае досрочного изъятия или задержки возврата денежных средств депозитору;
  • включение в договор условий, противоречащих действующим законам;
  • отсутствие четких условий по продлению депозитного договора на следующий срок;
  • несоответствие суммы договора размеру внесенной сумме;
  • изменение в одностороннем порядке процентных ставок при отсутствии в договорах такого условия.

Перечисленные выше нарушения, которые продолжают существовать и сегодня, в своем большинстве достаточно серьезны и иногда могут привести к утере сбережений или процентных доходов. В комментариях к одной из моих статей на сайте «Банкирша» мне были заданы вопросы, связанные с оформлением договоров банковского вклада и их исполнением.

Вопрос 1: Вряд ли можно где-нибудь увидеть, чтобы оформлял и подписывал договоры вклада не операционист, а председатель правления банка. Столь же редко операционисты демонстрируют вкладчикам наличие у них надлежащим образом оформленной доверенности. Неужели в таком случае любой договор банковского вклада может быть признан недействительным?

Ответ: В случае отсутствия доверенности договор банковского вклада может быть признан недействительным.

В соответствии с Уставами банков, право подписи имеет только руководитель банка или другое лицо по доверенности. Если договор банковского вклада подписан лицом, не имеющим доверенности, то в соответствии со статьей 174 главы 9 Гражданского Кодекса РФ сделка может быть признана судом недействительной.

В соответствии со статьями 185.5 и 187.3 ГК РФ доверенность каждому операционному работнику на заключение депозитных договоров от имени банка подписывается его руководителем с приложением печати, которой работник должен заверять свою подпись. Проверить наличие доверенности у работника можно только одним путем, в момент подписания договора, настоятельно просить проставить в реквизитах № и дату доверенности, по которой он уполномочен подписывать договора. Попробовать – стоит, т.к. задержки в оформлении доверенностей на вновь принимаемых работников банков встречаются достаточно часто.

В этой ситуации радует то, что в соответствии со статьей 167 главы 9 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке… Это значит, что возможность возвратить вклад есть, а вот получить проценты, если таковые уже причитались – не получится.

Вопрос 2: При открытии и последующем пополнении вклада выписываются приходно-кассовые ордера. Разве в случае судебного разбирательства эти документы не будут рассматриваться как достаточное основание для возникновения у банка перед вкладчиком вполне конкретных финансовых обязательств, даже если форма договора вклада соответствует не всем буквам закона?

Ответ: Обязательства по возврату полученных средств у банка возникают на основании заключенного депозитного договора. А в данном случае, сделку скорее можно назвать как совершенную под влиянием заблуждения.

Деятельность банков по привлечению денежных средств физических лиц во вклады осуществляется в соответствии с Гражданским Кодексом и Законами РФ, на основании которых разрабатываются и утверждаются внутренние правила и условия работы банка с клиентами. В такой ситуации вкладчикам остается только принимать или нет предлагаемые банком условия сотрудничества. А в случае судебных разбирательств банки всегда отстаивают свои финансовые интересы, которые часто не совпадают с интересами клиентов.

Будут ли приходно-кассовые ордера рассматриваться судами как достаточное основание для возникновения у банка перед вкладчиком финансовых обязательств - сказать не берусь, но к разряду депозитных договоров приходные ордера уж точно не относятся. Ордера, которые выдаются банком вкладчику, не относятся к сберегательной книжке, сберегательному или депозитному сертификату либо иным документам, отвечающим требованием, предусмотренным для таких документов законом, установленным в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

Приведу доводы, говорящие о неправомерности подмены документов:
  1. В соответствии со статьей 36 ФЗ «О банках и банковской деятельности» привлечение средств во вклады оформляется договором в письменной форме в двух экземплярах, один из которых выдается вкладчику.
  2. В соответствии со статьей 843 ГК РФ заключение договора банковского вклада и внесение денежных средств на счет по вкладу удостоверяются сберегательной книжкой, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Большинство коммерческих банков России сберкнижки не выдает, следовательно, в депозитном договоре должны оговариваться какие – то иные условия, подтверждающие внесение средств.
  3. В соответствии со статьей 836 ГК РФ – «Договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованием, предусмотренным для таких документов законом, установленным в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота». Эту статью ГК как раз и взяли на вооружение почти все банки, не оговаривая в договоре, правда, вида документа, который будет подтверждать внесение средств на счет.
  4. В соответствии с пунктом 2.6.1. Положения ЦБ РФ N 199-П от 9 октября 2002 г. «О порядке ведения кассовых операций в кредитных организациях на территории РФ» прием и выдача денежной наличности гражданам производится по приходным и расходным кассовым ордерам, которые должны иметь следующие обязательные реквизиты: дата; фамилия, имя, отчество клиента или другие данные клиента, позволяющие его идентифицировать и отраженные в заключенном с ним договоре банковского вклада; номер счета в кредитной организации; прописью сумма денег, подлежащая зачислению на счет или списанию со счета; подписи клиента, операционного работника, кассового работника. Обратите внимание на то, что в ордере не предусмотрено наличие печати банка и Ф.И.О. операционного работника, т.е. это внутрибанковский документ.
  5. А то, что внутрибанковский документ не должен выдаваться клиенту как подтверждающий документ по приему вклада, изложено в пункте 2.6.3. этого же Положения ЦБ РФ N 199-П от 9 октября 2002 г. где говорится: «Операции по приему и выдаче наличных денег со счетов по вкладам граждан подтверждаются соответствующей записью в документе (сберегательная, вкладная книжки и др.), остающемся у клиента». Если не сберкнижка, то какой документ тогда должен остаться на руках вкладчика после пополнения вклада? Это должен решать каждый банк индивидуально, прописывая его в договоре. К таким документам можно отнести платежное поручение с отметкой банка о проведении платежа, заверенная в установленном порядке выписка о движении средств по счету и т.д.
  6. Подтверждая прием вклада документом, не предусмотренным договором и законодательством, банк вводит клиента в заблуждение. В соответствии со статьей 178 ГК сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной, и уже в соответствии со статьей 167 ГК средства по ней, внесенные в банк, должны быть возвращены.
Приведу несколько примеров, как различные банки разрешают вопрос о документальном подтверждении приема вклада:
  • Сбербанк – выдает вкладчикам по всем видам вкладов сберегательную книжку и, кроме того, выдает один экземпляр приходно-расходного ордера.
  • Московский кредитный банк – выдает только один экземпляр приходно-кассового ордера.
  • Банк «Авангард» - выдает копию приходного ордера, если есть сберегательная книжка – делается запись в книжку, и только по запросу клиента ему может быть выдана заверенная выписка по счету.
  • Альфа Банк - при пополнении счета через банкомат у клиента на руках остается чек, при пополнении счета через операционную кассу – отчет о клиентской сессии (документ равнозначный приходно-кассовому ордеру).

Хотелось бы верить, что такое положение дел с оформлением банковских вкладов не принесет нашим гражданам финансовых убытков. Данный материал может быть полезен при написании рефератов, курсовых или дипломных работ по теме договора банковского вклада

Комментарии 6 Коментирование отключено

Источники:
sci-book.com, uristinfo.net, www.kreditspravka.ru, finance-credit.biz, bankirsha.com

Следующе статьи



27 мая 2018 года

Комментариев пока нет!
Ваше имя *
Ваш Email *

Сумма цифр справа: код подтверждения